• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:02 

Потанцуй со мной)

Танцуй со мной.
Май – это весна.
Танцуй со мной.
Почему ты бледна?
Танцуй со мной.
Так холодно стоять.
Танцуй со мной.
Я забуду, что ты блядь.
Танцуй со мной.
Дай сожму твои руки.
Танцуй со мной.
Нас окружают лишь суки.
Танцуй со мной.
Лбом в твои плечи.
Танцуй со мной.
Пора гасить свечи.
Танцуй со мной.
Закинь ногу на бедро.
Танцуй со мной.
В углу водки ведро.
Танцуй со мной.
Не сжимай губы.
Танцуй со мной.
У меня острые зубы.
Танцуй со мной.
Ты знаешь иврит?
Танцуй со мной.
Тебя платье полнит.
Танцуй со мной!
Лицом на паркет.
Танцуй со мной!
Вместо гандона пакет.
Танцуй со мной.
А ну быстро трезвей.
Танцуй со мной.
Мусор возле дверей.
Танцуй со мной.
Домой дойдешь сама.
Танцуй со мной.
Одевайся, сейчас прейдет жена!

@музыка: Потанцуй со мной - Тимоти+Собчик

20:39 

Моей любимой!

Танцуй под мои песни,
Слышишь голос мой?
Кружись, вертись на месте,
Вместе со мною спой.
Люблю твои я руки
И низкий твой поклон,
Тебя б на сцену ада,
Тебя б на райский трон.
С тобою б на край света,
Но свет везде, где ты.
Тебя бы взять в охапку
И завалить в кусты.

Прости, моя богиня,
За то, что голос груб,
С тобой б на опушку,
Построить тебе б сруб,
И жить с тобою в мире,
Согласии, любви,
И целовать все утро
В жопу до крови.
В твоих губах зажаты
Мои и жизнь, и смерть,
Так стягивай же платье,
Дорогая моя ты жердь.

Мой стих ужасно прост -
А по морю плывут корабли.
Но знаешь, так сложно
Сочинять между ебли.

@музыка: тыц, тыц, бэйби, тыц

@настроение: ебааааать

15:52 

А на небе трахаются тучки

Тонким стеблем обвиться вокруг бедра
и цветок в волосы
Полюбить рифму крови
И на спине красные полосы
Дым путать кудрями
и катать на стопах мифы
Прикурить у сатаны
Хорошо б сжечь все лифы.
Бей стопки об асфальт
А зеркала кулаком
И зализывать друг другу раны
А царапины лечить коньяком.
Плевать с крыш
и срать на весь мир
Ложись на стол
Устрой мне пир


Седеть на ступенях, пиная балду,
Валяя не кур-дур, а только тебя
Сдирай с плеч кожу и чужие ноги
Я тоже их люблю, но только ебя

@музыка: Арефьева

@настроение: ебать

00:02 

Неонила!

В старом антикварном магазине мало посетителей, зато много пыли и страрушка-хозяйка. У нее седые волосы в высокой прическе, что так похожи на клубок паутины, сухие ладони и серые лучистые глаза как две высокие свечи на люстре царской бальной залы. Улыбается она только воспоминаниям и маленькой кукле, что висит в дальнем углу у заколоченного окна. Каждый вечер хозяйка гладит ее волосы своими длинными пальцами, поправляет платьице и внимательно заглядывает в глаза. У куколки сахарная кожа, тугие локоны опадают на мягкие щечки, и на правой залегла едва уловимая тень. В ее глазах таится искорка и грустная нимфа. Ее скулы высоки, как холмы на клубничной поляне, аккуратный носик проводит линию симметрии на маленьком сердцевидном личике. Губы как вишневые листочки, на которые ветер положил белые лепестки. Ее тело из виолончели во всем великолепии пропорций, струны вместо нервов, они таят внутри сердечко. На груди у нее цветут розовые пионы, сочные бутоны распустились чуть раньше зари. На ней милое платьице в оборках и кружевах, атласный поясок нежно, как материнская рука, обхватывает звонкую талию. Ее ноги в смешных панталонах и белых чулках на подвязке, а щиколотки скрыты в старомодных сапожках. Она пахнет ландышами и немного персиками. Иногда ей кажется, что ее сердце бьется, а потом она решает, что это секунды бегут друг за другом. Они играют в догонялки, но никогда им друг друга не догнать, строгое время следит за порядком. Кукла болтает ножками – месит воздух - и иногда моргает. Кукла любит висеть, потому что она учится летать. Она чувствует на своих лопатках легкость пера и мечтает о крыльях. Но пока она просто висит между полом и потолком прелестной картинкой в обрамлении мертвых мух и паутины вместо рамы. Она кажется такой юной, хотя они со старушкой-хозяйкой почти ровесницы - им по сто с лишним лет. И обеим есть, что вспомнить.
Куколка помнит маленькую Девчушку, дочь художника, со смешным вздернутым носиком и липкими от варенья руками. Ее волосы пахли ромашками, а по плечам гулял весенний ветерок. Они любили вместе пить чай и болтать о модных шляпках. Их смех веселыми брызгами затоплял коридоры, а на полу скакали крошки от печенья. А молоко такое теплое и белее овечек-облачков. И четыре ладошки прыгали по клавишам большого пианино, забывая о существовании нот. А по всему дому висели пейзажи, в которых Кукла иногда мечтала жить, ей нравились нарисованные груши и соседний виноградник. Они гуляли, держась за руки, по тенистым аллеям и рвали цветы. Утром так сладко пахнет травой, и босиком до фонтана. Они крепко-прекрепко дружили и бессонными ночами клялись в вечной дружбе, кидаясь подушками. Папа-художник однажды нарисовал их – маленьких и счастливых. Они обе широко улыбались и в голубых лентах. Ведь картины не умирают? Куколка не любит чемоданы, они имеют ужасное свойство раскрываться и терять свое содержимое. Кто ж знал, что новый синий саквояжик навсегда порвет самую верную дружбу. И вот, Девочку увез в туманные дали поезд, а Кукла осталась лежать в канаве на набережной и смотреть на уходящие гуда-то там корабли. И целое море было меньше ее слез, а соль разъедала ей сладкие щеки, она уже двести раз прокляла мастера, что сделал ее.
Одним дождливым утром, таким серым и тягучим, что капли застревали в нем и зависали на долю секунды, Куколка почувствовало тепло человеческой руки. Это был нищий Шарманщик, который шел продавать свое пальто. Он взял ее с собой, заметив что-то важное в ее выцветших глазах. Его ладони пахли одуванчиком, а на веках сидела чайка. Теперь их было трое: Он, Кукла и шарманка. Они делили чердак и жизнь. С самого утра Шарманщик выворачивал свою душу, кромсая ее в пальцах, шарманка, надрываясь, пела о чем-то ей самой неизвестном, Куколка сидела на старой шляпе и улыбалась всему миру, сердцем подпевая своим самым родным существам.
Но голод не тетка, не дядька, не зверь – смерть. Свеча шарманщика тихонько затухала от каждого порыва ветра. Куколка видела, она понимала, и в последний день она улыбнулась Ей.
Шарманщик, со словами извинения и опустившимися уголками рта, продал Ей Куклу на воскресной ярмарке. А после долго благодарил Куколку за спасение. Жил он долго и каждый вечер за нее молился. Куклу купила молодая девушка, не сумев пройти мимо ее грустных глаз и прелести улыбки. Это, наверно, и есть любовь с первого взгляда. Может и так, если она существует где-то в нашем мире. У той Девушки шея тоньше стебелька, а ангел ее поцеловал в висок. Ее шея благоухала мятой, на губах балансировала роса с бардовых роз. Она не носила перчаток и царапала пальчики об ажурную решетку. Они вместе сидели на широком подоконнике, укутавшись теплым молчанием, и бросали клочки бумаги, черной от свеженаписанных стихов, в объятья ветра. Они тихо плакали и рвали книги. Они таскали у широкоплечего дядюшки сигареты и били зеркала. Они громко пели песни и кормили ворон. Они взглядом останавливали мальчишек и гуляли с луной. Они отравляли себе щеки звездами и целовались до первой крови. Они смеялись до пролитого вина на узкие коленки. Они любили друг друга жарко и до боли в глазах. А ведь кто-то должен был ослепнуть.
Кто ж знал, что по свету бродят молодые люди другого пола, и что природа предпочитает все делать по-своему. Куколка сидела на краю красного стула и смотрела, как Девушка перебирала складки белого, как снег, платья. В свадебном платье она кружилась у зеркала. Да, она увидела Его и это была любовь с первого взгляда.
На самом празднике было душно и много гостей. Торт был горьким, а за окном снежинки танцевали вальс. Куколка давилась своими слезами, а потом ушла по-английски через окно. Холодно и больно, доказательства наличия сердца. И пусто вокруг и в глазах.
Тишину и сугроб рядом разрезал острый нос, и снег окропился алым. Алое пятно на лице – это дрожащие губы, а от худого тела, повалившегося в перину из снежинок, пахло полынью и корицей. Женщина была пьяна и красива до жалости. Опираясь каблуками за лед и цепляясь руками за воздух, она заметила Куклу, и в ней тоже что-то дрогнуло. Их сердца устало отстукивали одинаковый марш, и в целом мире не было никого ближе их двоих. Они обнялись и побрели домой по фонарным столбам. А потом они вместе укатили в Париж, хором плюнув на макушки глупых моряков. А там они купались в жемчугах и восхищенных взглядах. Да, они обе уже немолоды, но никто не может грациознее изогнуть бедро, откинуть шею и плести пальцами узоры по ветру и вечернему свету. Она самая искусная актриса, и множество плеч служат ей пьедесталом. А Куколка так мастерски играет с чужими глазами и руками. Она вдова, а Кукла уже убила предательскую юность. Они под руки гуляют с ночи до утра по ресторанам, кабакам и гулким улицам. Они распевают романсы и распивают абсент стаканами. Они швыряют рюмки об стены и подставляют щиколотки под масленые губы. Они прикуривают от дьявольского огня и разминают ноги к ковровой дорожке к небу. Они читают толстые книги и рисуют картинки на полях черным. Они пишут тушью по грудям друг друга и засыпают на балконе. Они жгут свечи и смеются своим легкокрылым мыслям. Их лукавые улыбки жалят в сердце и карман, они не платят за алкоголь и шоколад, который остается на зубах. Они купаются в шелковых платьях, и солнце перебирает их волосы. Они танцуют танго и закрывают глаза на морщины. В их доме часто много гостей, имена которых они забывают, и много рюмок. А на окнах вместо занавесок цветы. У них всегда шумно от патефона, стонов, криков, песен, поцелуев. Они безумно любили, уносясь в безграничные дали сумасшествия и негасимой страсти. Только иногда Куколка ночевала на крыше, а Женщина с каким-то новым телом. Куколка не терпела ее леди и джентльменов, что являлись лишь простыней – через неделю в мусор. Куколка прощала, она умела, и теперь она даже разучилась плакать. Они любили до самого последнего уголька костра, в котором догорало старое тело бесконечно любимой Женщины.
На ее похоронах было весело и много ликера, противно сладкого - никто не посмел выпустить дух абсента без нее. Дом опустел, у Куклы кончились слезы и жизнь, внутри все сгорело и почернело. Она осталась лежать на подоконнике в засохших лепестках и в запахе мандаринов. Она покрылась льдом и не помнит, как ее подняли и унесли вместе с книгами в антикварную лавку, где теперь она живет. Уже давно. А старушка-хозяйка мила и приятна. С ней тихо и спокойно. А в последнее время ей кажется, что она чего-то ждет. Неизвестного, но нового.
Часы, скрипнув, пробили три, еще темно, а старушка сняла Куколку со стены и посадила к себе на колени. «Пора» - улыбнулась старушка, и Куколка закрыла глаза.
А через некоторое время в маленьком Русском городе родилась маленькая прелестная девочка со звонким именем Не-о-ни-ла. Она растет быстрее луны, в ее волосах путаются крошки и капли молока. У нее слишком взрослые глаза и в задумчивости она прикусывает нижнюю викторинную губу. На ее спине нарисованы крылья воском старой свечи.
Не кусай свои губки, найдется слишком много желающих сделать это вместо тебя.
Улыбайся – красота утекает быстрее, чем время.
Лови бабочек и свое счастье.
Всегда помни, что моя любовь с тобой.
И сейчас мне хочется тебя обнять.

15:39 

...можно мне вас тихонько любить?

После того, что я с вами сделал, я обязан жениться как порядочный мужчина, хотя джентльмен во мне удавился на галстуке-бабочке. Весна и бабочки летают вместо снега перед моими больными глазами. Как хочется хотя бы одну из них, но я не цветочек, и мои пальцы слишком грубы от железных гор. Мое сердце нагло отобрали и выжгли языком свое имя. И официально разрешили себя любить под строгим грифом «Платонически!». Спасибо, бабуля, не надобно нам такого весомого-намалеваного счастия, но направление ваших мыслей мне нравится. Пока я служила вместилищем чужой совести, от меня сбежала моя собственная. А потом выскочила из тени и отломила кусочек ноги, кровь с которой капает мне на мозг. У меня гостит Боль, я сама выслала ей приглашение своим вчера. Добро пожаловать, в вашу честь блюдце исполнит канкан. Я как Зиночкина душонка, только теплая разве что. Хотя бы снаружи. Надеюсь. Мне холодно и ветер дует из горла на море, что по телу волнами. Я скину туфли и пустыню с плеч, я сниму бюстгальтер и голову, рожу ребенка и улыбку. Нервы не кошки, их не усмиришь вод(к)ой.
Будь моим сыром)

@музыка: Вертинский

@настроение: х..

05:10 

Гспди, что я делаю?)

Да, да, да! флеш моб! заразно, однако)

Условия: все, кто отмечаются в комментариях, постят это у себя, а я пишу один пост специально для человека, который отметится. пост просто должен быть посвящён одному человеку. т. е. если отметилось 2 человека, то должно быть 2 поста, каждый из которых посвящён какому-нибудь человеку, отписавшемуся тут. в общем и целом понятно?

А! и пост может быть любым, но только собственноручно-приготовленным. т. е. можете просто написать что-то о челе, которому этот пост посвящён, может нарисуете, напишете(как музыку, так и стихотворение\рассказ\ещё чё-нить. ну, думаю, понятно?)

20:02 

Плюсы и минусы

Ангелы нас не любят, мы плохие соседи. Мы громко бьем бутылки и тихо говорим. Наши мысли шелестят на дубе и рябине в разных концах сада. Я затыкаю уши, когда он начинает петь, он выливает вино себе на голову, когда я смотрю на него. И у нас не будет детей. Вопрос один: сколько я смогу вынести из твоего дома? А в первую ночь я босиком пойду продавать пилу. Твое будущее есть два вопроса, на них не ответит тебе и Нобель. Второе – аксиома. Из мужских уст Женщина только с большой. Это так, для начала, концов не признаю. В моей бездонной сумке вместо дна Терпение, оно никогда не узнает о существовании пыли.

Сегодня исполнилась неделя моей маленькой белой победы красоты над безобразием тленья!)

@музыка: Флер

@настроение: ведьм все-таки нужно сжигать

15:38 

И как-то там хохочет апрель...

Весна… И каким ветром ее ко мне занесло в мое белоснежное царство блеска и ледяной утонченности? Я царица, я сижу на троне, где я, там мой дом = мое царство. Я Закат всего сущего, я Иней на лысых ветках, я Морозные узоры на бездушных стекляшках окон, я Алмазная крошка, сияющая на спине равнодушного воздуха. А кто она? Она… Она юна, моложе месяца. Она стройна и гибка, осина всегда ей завидовала. Она хрупче льда под ее маленькими пяточками. Она легка, легче взмаха моих ресниц. Она нежна как самая тонкая струна на скрипке и так же капризна. Она носит бант на губах и ночью жжет костры. А как же чудно луч солнца вплетается в ее косу, на которую она случайно наступает, гуляя в задумчивости по моим ледяным аллеям. А на носу у нее забавные точки, по ним как по кочкам скачут солнечные зайчики. А ее шея хуже змеи искусительницы. А ее щеки созданы для моих поцелуев. А ее тонкие пальчики так аккуратно перебирают мои седые волосы, стряхивая иней. Она в ссоре с тетушкой Логикой, а Разум ей не дедушка. Ее смех заливает мои уши игристым шампанским, а льды с хрустом раскалываются. Мне даже иногда кажется, что во мне проснулась кровь, и теперь она окатывает изнутри тело теплой волной. Волной жизни.
Я же не влюбилась?
Ох, эти ее вечные слезные истерики и звонкие пощечины. Она падает на колени, стучит маленькими плотно сжатыми кулачками по земле. А после тихо скулит на моих коленях, сморкаясь в подол моего парадного платья.
Я люблю холодный огонь софит и блеск моего тела. А Она разбивает мои зеркала и прижимает к себе. Она сдирает с меня мои бриллианты, мою платину, сдирает ногтями, зубами мое платье, шелк и бархат равны под ее пальцами. Она рвет на моем лице вуаль, чтобы дотянуться до губ. Она ураган, вулкан, но под ее пальцами я плавлюсь. Я таю. От радости я кричу, но моего крика боятся птицы, он царапает воздух, пронзая его осколком. В моем голосе уже давно проскальзывают старческие нотки, как скрип старого кресла, как когда-то темные волосы среди вороха седых.
Слишком много ее и, черт, я полюбила солнце. Мое сердце забыло свой марш, оно хочет петь ее песню, оно пытается поспеть за ним. Я, кажется, теряю себя. Я забыла сколько букв в моем имени. Кажется, где-то была З… или з это звонкий?
И безумно хочется искупаться.

Весна нашла мертвую Зиму, лежавшую на песке у кромки воды. Она была нага, седые волосы заплетены в косу, на лице ее помада. Весна коснулась ее ледяного тела кончиком носа, не глазах Зимы появились слезы, одна скатилась по скуле на плечо. Весна аккуратно улыбнулась, ощутив на щеке поцелуй Надежды. То были не слезы, это глаза Зимы белки, зрачок, ее память, вся ее жизнь, она таяла, совсем как под пальцами Весны, но это уже не страсть, это смерть. Весна взвыла, хлопая ладонями по водной глади, зажмуривая глаза от брызг, она кричала и на ее крик слетались птицы и тянулись травы. Девочка, вытри слезы, ты еще жива, твоя жизнь не развернула свое полотно еще и наполовину. Девочка, ладонями вытри щеки и улыбнись. Ты еще молода, танцуй и смейся, ты так хороша, смейся, чтоб небеса трещали по отсутствующим швам, и солнце жаловалась соседям на звонкость твоих песен.

@музыка: Вертинский

@настроение: И все же Весна!)

09:15 

Тик-так...

Время нужно считать не песком, не каплями воды, а ударами своего сердца. Время определяют не секунд шуршание, а стук сердца. Но не соседа, у него свой дом и другой рояль. Сам определяй свое время, живи по своим часам. Воистину, счастливые часов не наблюдают, то бишь наручных да карманных, они знают который час по своим часам, по своему сердцу.
На эту весну я запланировал ее разлюбить. Занозы вытаскивать не самое приятное занятие, но ни у кого нет желания ходить всю жизнь с одной и той же торчащей из тебя деревяшкой.
Рассыпаясь по мелочам, забываешь о главном.
А хомякам (и прочим тостеромиксерам) удачи! Ребят, вы и вправду сила!

@музыка: -тук-тук-тук-

@настроение: прошла уже почти неделя

21:30 

Равноденствие...

Мутное небо льет скисшее молоко на хладное тело земли, чье сердце есть гранат. Март прячет лицо в длинный подол Февраля и тихо смеется чистым потоком маленькой гармонии. Я бы хотела подарить ему мячик, маленький и звонкий, как его хрупкие пальчики, пусть поиграет, пока не зачесалось над верхней губой. Открой свой бутон, обнажи семена, пусть тебя приласкает солнце, ему не занимать нежности и чуткости. Гораздо приятнее хирургического ножа. А мне фортуна улыбается острой улыбкой, обнажает белые зубки, ослепляя бесконечностью. А я верю только небу, мне иногда хочется забыть его схожесть с чьими-то ни было глазами. Вот только вместо сахарной пудры вокруг пылинки соли. Это просто затянувшийся перекур, но скоро заменят декорации. А я заплетаю волосы в косу и снова отмечаю, что они понимают закон гравитации лучше меня. Может Апрель объяснит мне закон притяжения? Возможно, но который из них. Весна, я жду тебя, как невесту у алтаря! Докуривай свои сигаретки и беги ко мне, к черту каблуки, а фату я поправлю.

@музыка: Арефьева Весенние дни

@настроение: морфеожидающее

14:36 

Ритм вместо похоронного марша

Ангелы сбрили крылья на перья поэтам мысли. Лошади поют песни лучше лебедей. Пусть сказка останется сказкой, реальность ее искажает, как осколок кривого зеркала, так же лживо и можно уколоться. Я сыграю на флейте, неважно из какого лома, я знаю, что делать. На обрыве есть скамья, есть вид на закат и зеленая трава. Смотрю в небо, я почти забыла ее глаза. Я хочу выбрать букву, наверно Ф, возможно В. Стен вокруг много, вдоль, поперек – доска для шахмат, шашек, прочих бесчувственных камней, простых ли, драгоценных, а я всегда влюблялась в дамок, даже когда они на краю своей деревни. Самое правдивое во мне – сердце. Ненавижу слова, твои, мои, ее, его, их – набор букв, как набор цветных карандашей, рисуй что хочешь острым грифелем по белому листу лба и языка. Просто покажи мне ладонь. Я хочу увидеть тебя, ты – это много кто-то. Мои сны ярче реальности, я теперь не люблю просыпаться. Зеленая трава, моя Ева, порог, Она, снег, гора, машины, каблуком в железо, летим за руки, в сугроб, она рядом, и где-то дворник с лопатой. И белые перчатки. Ее на моих руках. Хочется спать и щепотки чистого смеха.

@музыка: Арефьева Флейта

@настроение: думать вредно для здоровья

19:42 

Мое новое лицо)*

Я есть порождение нашего общества. Посмотри в мое лицо и увидишь осколок своего отражения, сделай вдох и почувствуешь запах своей слюны, не считай мои зубы – у тебя столько же и ничуть не ровнее, не белее совесть (тебе знакомо это слово? Что? Ах, где-то слышал..ну хорошо, и так сойдет), не ярче перья. Сегодня я сомкнула губы и предоставило слово всем вам, точнее тебе, общество. Ты уже растаскивал мои кости по своим норам, позволь сегодня мне посдирать немного кожи. Я опускаю пальцы в кастрюлю с водой, вода есть нейтралитет, вода есть норма. Я не стряхиваю капли, я набираю горсть, а моя душа вместе с тем набирает отвращение. Я есть весна нашего мира, я свежесть и юность (о как мне тошно стало). То, что я есть для моей сущности дико, мерзко и отвратительно, хуже то, что другие и есть таковы. Может часть этих других иная, но их «модный» внешний вид доказывает прелесть моего лица. Весна вешает на силиконовую грудь табличку «Я тупаяяяяя! Гы! Я нихира ни делаю, лень пузо почисать!))*» и гордо задирает нос, считая себя самой крутой, самой яркой, самой непохожей на всех. Хотя у нее во рту жвачка, которую до нее жевало сотни челюстей. И в этом мы все живем! И с этим мы все живем! Подайте мне плевательницу!

Посмотри в мое лицо, надеюсь, тебя блеванет. Пока я вижу только ответную «улыбку». А я все равно буду надеяться и держать наготове тазик.

@музыка: траурная

@настроение: тошнильное

22:13 

Взаимодействие двух женщин.

Она и онА... Она предпочитает соприкасаться с землей лишь носками, а онА варит воронки и задирает второй нос. Она подбирает волосы, когда спускается по лестнице, а онА не волочит юбок по ступеням и шеей поправляет прическу. Они обе забывают предмет простейшего принципа, но у Ее кос роман с грудями, а у неЕ кудри смотреть не могут на колени. Она часто прячет ноги в пересекающихся кривых, а онА редко обнажает плечи. Она не тратит ткани на блузку, а онА щедро платит за занавес. Ее губы не ходят на лево, их жена глубже бездны и живет на правой стороне, а еЕ глаза никогда не выключают свет и не платят налоги. Ее глаза не любят гулять обнаженными и не выходят на улицу без мехов, а еЕ губы имеют богатый гарем. Они обе блестят искрой из адского костра, но Она сходит с ума по людям, а онА предпочитает металл. Она тоньше запястья липы, а онА кладет руки на кожу. Она вечно мечется и летает кругами, а онА живет в своем доме. Она снимает рубашки с мужчин, чтоб галстук не натирал ей шею, а онА разливает ртуть чисто женскими движениями. Она и онА немного Он и оН. Мне хочется, чтоб они пели в унисон...

Это всего лишь внешнее впечатление, просто картинка. Чем живут Она и онА знают те, кого нет, куда идут Она и онА не знает никто потому, что вместо духов они благоухают загадкой.

@музыка: Арефьева

@настроение: я всего лишь уронила Чехова с колен и минутку не смотрела ему в глаза)

20:11 

Мои благодарности

Спасибо! Спасибо! Спасибо! Я рассыпаюсь в благодарностях на крохотные золотые песчинки и мягкой точкой блещу на Ваших сердцах. Свое легкое дыхание посвящаю Вам, и каждый выдох благодарность за вдох. Бесконечно люблю Ваши уголки веселых губ и большие сияющие жизнью глаза, Ваши ресницы с белой нитью и тонкие окольцованные пальцы, Ваш деликатный кашель и истинное золото рук-головы-сердца, Ваш голос до звона в ушах и мягкую шерсть, Ваш решительный стук каблуков и искусный язык, Ваши взволнованные движения и искренние слова души, Ваше хриплое мур и пушистость нрава, Ваши горячие слова и Вас, Вас, Вас! Я плыву в море Ваших голосов так легко и приятно, что ничего не остается кроме наслаждения. А мне безгранично нужно повесить свой язык на тонкую нить и кончиком зацепить за стремительные крылья мух. Спасибо!

@музыка: Танго магнолия Вертиииинский)

@настроение: Безумно рада))

23:50 

Завтрак

Ее голос как ключик заводит мое заржавевшее сердце. Тук-тук. Кто там? Сто грамм! Мы к вам по венам бежали-бежали, ноженьки устали, а мастерство не пропьешь. Люблю кашу, но не в ложке, а в голове. У меня манная, белые бисеринки, как снег полночно январский, как пена морская, хмельная, легче облачка в чулках, как манна небесная). Комочки - мухи, они жужжат и летают сквозь стенки лабиринта. В моей сказке Ариадну забыли родить, пока наливали вино в рога минотавра. А что у него? Овсянка, сэр! Фи, она имеет свойство надоедать.

Мне снятся сказочно чудесные сны, я бы отдала свои брови, чтобы жить в них и, как квартиры, менять каждую ночь. Я честно не сойду с ума, я раздену глаза, я изменю реальности с моим любовником Морфеем. Вместо слов любви урони на мои губы несколько капель вечерней росы, подари мне еще одну ночь фальшивой жизни.

@музыка: Тугая ночь

@настроение: пли)

15:34 

А ты успел поздравить?)

С Днем Рождения и Юбилеем, многообажаемый разношерстным народом Борис Пастернак!

Любить иных - тяжелый крест,
А ты прекрасна без извилин,
И прелести твоей секрет
Разгадке жизни равносилен.

Весною слышен шорох снов
И шелест новостей и истин.
Ты из семьи таких основ.
Твой смысл, как воздух, бескорыстен.

Легко проснуться и прозреть,
Словесный сор из сердца вытрясть
И жить, не засоряясь впредь,
Все это - не большая хитрость.

Ваша правда...Я Вам подарю свое старание и каждый пятнадцатый удар сердца.

14:43 

Немного театральности

Закрыть глаза, аккуратно упасть на маленький стул посреди бушующего урагана музыки, вихря гармонии разнополых звуков. Над ухом проносится свист стремительного смычка, чуть выше резко пространство пронзают концы тонких веток в инее, шлепок ладони по раскрытому в зевоте рту, скрип досок под тяжестью баса и среди всей этой солянки ее шаги. Я чувствую, как она подошла ко мне, ее дыхание легче снежинки, что таяла на моем запястье утром. Украдкой расправить накидку на груди и приподнять ресницы. Ее голые плечи блестят ярче глаз, молоко скиснет от зависти, едва увидит ее кожу. Она кричит и разбрызгивает печаль, что каплями оседает на ее шелковом подоле и на переполненных балконах. И все потому, что меня убили. Просто я умерла, и она плачет. И так каждый раз. Но если убрать вон ту тяжелую бархатную тряпку, то ты никогда бы не повторила этот номер на бис. Это и есть моя трагедия, а твоя скалит зубы здесь. Последняя трель и стройные ножки застучали шпильками к кулисам. Теперь встать, медленно ведя подолом, благодарю за убийство, окатить весь зал величием океана на последок и, поведя ажурными плечами, шагнуть во тьму покоя, удобного кресла и чашки чая. На сегодня меня достаточно. Горло умоляет о мимолетном язычке коньяка, но ладони еще ждут шуршащих цветов, пальцы - мужских губ, левая щека - ее губ. Ради этого мимолетного поцелуя, тонущего в букете остальных, можно отыграть и по три спектакля на дню. Только ради него. Что ж, я уже старею, уже не Офелия, не Дездемона, не Татьяна. Я уже не обнажаю плечи, не лежу без чувств в руках мужчин, не клянусь никому в вечной любви. Так как срок годности моей вечности тихонько крадется к концу.
Я уже стара, а ты, пташка, пой и купайся в мужских жадных руках и масляных глазах. У тебя все впереди, а я не твой идеал, у тебя другое солнце. Мне просто хочется немного молодости и немного молодого тела. Твоего, ведь ты олицетворяешь юность, от кончиков умильно-натурально золотистых волос до кончиков зеленых крепких, как твой голос и грудь, ногтей. Еще пара минут, и ты достигнешь своего пика. Пой и обнажай грудь лучам софит со знаком рано слава (только для тебя), они тебя согреют и взласкают – наслаждайся и не думай обо мне со знаком равно старость ( не только для тебя).
В жизни нельзя уйти на антракт, нельзя прочитать сценария, притопнуть ногой на сценариста, повторить все в точности как было, потому что нет единого сценария, есть только роли, и нет репетиций. Игра с листа. По ту сторону занавеса все чуждо и странно, непонятно и сложнее во стократ. И никто не знает, по какую сторону на самом деле идет спектакль.
Не люблю я уходить из театра, я здесь живу, здесь моя жизнь, а там все обман, игра, неуклюжая, глупая игра.

@музыка: Чайковский

12:18 



12:15 

Палата лордов

О, Боги! Наконец! Все готово, отдалась с загорелой совестью, больше не будет этих кофейных ночей с брызгами смеха и осколками слез. Аномалия в моей лебединой шее ликует и тискает в своих душных объятьях соломинки от коктейля. В следующий раз вытяни язычок сильнее, он так похож на ковровую дорожку к какому-нибудь грэмми или Оскару, плевать на все кроме приза. И все таки ты стареешь, граммофон уже поскрипывает и просит хрустальную рюмку в соседи. У нее тонкая ножка и острые края, вся она прозрааааачная и хочет красного вина. Мои мухи перепутали время года – вместо спячки брачный период и высокая смертность от холода крови. Кусай и забывай стирать сок с подбородка, пусть капает как время в вены. Кап-кап-кап. А мне так хочется танцевать. Спой мне колыбельную на заре, у меня кончился шоколад. Зачем тебе разводить бабочек в феврале? Мы выживем всех из 6 палаты, будем громко бить стекло и валяться в осколках разума. Дай мне руку, мы вместе будем жить наше будущее в палате 9, у меня аллергия на гвозди.

@музыка: жужжание в ушах

@настроение: усталость хочет спать

14:47 

Заключение

Капельница острая и тяжелее бабушкиной шубы, ноги кажутся чужими, а рука единственной частью тела, можно только петь Вертинского и греть сердце на батарее. Радует, что мои пальцы все еще годны для лепки пластилином, только ногти жаль, но результат мне уже нравится. Ах, Аллочка, ваши тихие интонации самые правдивые. Только вам не очень идут многочисленные вмятины в голове. Все это уже было, публике хочется на бис? Ну что ж, мы устроим, оплатите позже, я пока заложу в ломбард тонкие нервы. Артистизм - это тоже грех, но сложно в нашем мире не грешить. Все люди уже грешники с самого рождения. На последние деньги надо бы купить новый крестик. И причастится тоже бы не помешало. Интересно, что почти все философы либо обладали кристальной верой, либо благодарили Бога за атеизм.

Я становлюсь похожей на маленького мальчика с замашками шикарной женщины. Пожалуй, еще немного и я отрежу себе грудь вместо волос, хотя не жалко ни того, ни другого - польза от них нулевая.
А как же наша глубооокая дружба? Держи колени вместе от греха подальше (ну можно мне хотя бы кусочек греха, он так вкусно пахнет))

Как сказала одна французская куртизанка и хозяйка литературного салона Нинон де Ланкло «При дворе надо быть двуличной и иметь раздвоенный язык» .

@музыка: Бриджит Бардо

@настроение: сонное

Десерт подан!

главная